Верую величию сердца человечьего

Previous Entry Share Next Entry
Наша война.
alexander_gorn


Впервые я узнал своего врага в семилетнем возрасте. У меня случилась беда – умер дедушка. Он прожил тяжелую жизнь – раскулаченные родители, голодное детство, война, армия, плен, побег, партизанский отряд, снова армия, Прага, Берлин, потом работал геологом – Якутия, Камчатка… Меня дедушка обожал – первый внук, как-никак. И вот этот большой, весёлый и любимый мною человек лежал бледный, безмолвный и неподвижный в странном деревянном ящике, а вокруг стояли притихшие родные. Это было неправильно – совершенно, абсолютно, катастрофически неправильно! Я подошел к бабушке и сказал:

- Ты не бойся, его обязательно оживят.
- Он не понимает, - ответила она не мне, а моей маме.

Она была не права. Я понимал. Понимал, что пришло нечто скверное и грубо, бесцеремонно забрало у меня любимого человека. Пришёл враг, и имя ему было – смерть, небытие. Я лишь отказывался признавать за врагом статус непобедимого. Разве для семилетнего мальчишки может существовать непобедимый враг? К тому же у меня был могучий союзник – наука. Я знал – сейчас мёртвых не оживляют. Но как же прогресс? Достаточно лишь поставить задачу, и можно приступать к поиску решения…

Время шло. Я учился, и учился хорошо – у меня была задача. В старших классах читал книги по геронтологии – это наука о старении. Книги меня разочаровали – сплошные гипотезы и предположения. Было понятно, что никто толком не знает, отчего же люди стареют и умирают. Детская мечта о победе над смертью не то чтобы забылась, но отступила куда-то вглубь сознания, тем не менее продолжая определять мой путь. Химико-биологический специализированный класс, предметные олимпиады, медицинский институт…

Но коварный враг не желал ждать, когда я буду готов к встрече с ним. Я даже не понял толком, когда небытие снова нанесло свой удар. Был август, и мы сидели на даче, а из старенького радиоприёмника на всех частотах звучало лишь «Лебединое озеро». Мы и не предполагали тогда, что смерть настигла нашу, казавшуюся такой прочной, такой нерушимой, такой бессмертной, страну. Что это – первая судорога её агонии. Нам всё казалось – её вот-вот оживят…

Не оживили. Когда я закончил институт – моего предполагаемого союзника, науки, в стране, бывшей лишь огрызком себя прежней, инвалидом-ампутантом без рук и ног, уже фактически не существовало. Её, как и многое другое, отрезали как нечто лишнее и ненужное и отдали на поживу небытию. И я… нет, не сдался, но отодвинул цель куда-то ещё дальше вглубь себя. Надо было жить, только я не очень представлял, как во всём этом можно жить. Началось вполне типичное существование представителя моего поколения – то та, то другая работа без увлечения, то те, то другие отношения без любви, жизнь без смысла, просто тихое отбывание лет, к которым тебя кто-то могущественный и злой приговорил за неведомые тебе преступления. Зато от всего этого можно было сбежать – в книги, фильмы, компьютерные игры, но пуще всего – в миры, которые создавала моя фантазия в моей собственной голове. О, они были совсем не похожи на серую и тусклую реальность за окном… Я словно погрузился в полудрёму, жил, не приходя в сознание.

А мой довольный таким развитием событий враг тем временем не спеша, со вкусом, как заправский гурман, продолжал пожирать бытие. Год за годом оно сжималось – жизни, бытия становилось все меньше, а небытия, наползавшего уже не на страну – на планету ядовитым чёрным туманом – всё больше. И всё больше я погружался в свой сон разума, призванный отгородить меня от этого ужаса хотя бы тем, что не давал его осознать.

Но осознание всё равно пришло. Внезапно, рывком. Этот день я навсегда запомню как день своего второго рождения – двадцать шестое июня две тысячи четырнадцатого года. Это было страшно – проснувшись, вдруг обнаружить себя в миллиметре от пасти мерно пережёвывающего всё вокруг чудовища. Это было прекрасно – вдруг вновь обрести глубину чувств и способность мыслить и действовать. Но способности мало – нужны были сами действия. Что-то с этим надо было делать. Но что мог я, толком ничего не умевший и ничему как следует так и не научившийся, противопоставить столь могучему врагу? Один – ничего… но неужели чудовище видел я один? И если нет – неужели меня одного категорически не устраивала перспектива быть им пожранным?

И я начал искать. Искать тех, кто тоже готов сразиться с наползающим небытием. Тех, в чей строй я мог бы встать. Ищущий – да обрящет…  Я их нашёл. Их, а точнее уже нас, ибо я, конечно же, присоединился к ним, оказалось совсем немного. Слишком немного, чтобы всерьёз рассчитывать на победу. Остальные пребывали в том же полулетаргическом состоянии, в котором и я был еще совсем недавно, пробуждаясь лишь в тот миг, когда зубы чудовища уже смыкались на их телах и душах для краткого мига беспредельного ужаса, предваряющего полное и окончательное поражение. И мне стал ясен мой долг и моё оружие в этой войне. Я понял – пережив пробуждение сам, я просто обязан помочь пробудиться и другим. Ведь каждый проснувшийся – это не только спасенный из пасти небытия человек, но и ещё один воин в нашем строю. Ибо видеть это и не противостоять этому – невозможно и немыслимо.

А оружием моим стало слово. Не только моим – нашим… как странно и непривычно это звучит, «нашим», после стольких лет одиночества. Мне предстоит ещё многое узнать и многому научиться, и впереди много битв – ну так и мой дед в Берлине очутился не за один миг. Но я по-прежнему твердо верю – смерть не всемогуща. Небытие можно победить – мой дед, все наши деды и прадеды ведь победили. А они сражались именно с ним, с абсолютным злом небытия, и вполне это осознавали. Помните: «Смертный бой не ради славы – ради жизни на Земле…»?

Теперь настало время нашего боя. И ничего, что вместо автоматов и танков у нас пока что клавиатуры и блоги. Быть может, настанет время и для автоматов, для некоторых из наших товарищей оно уже пришло. Но пока – время множить ряды, ибо столь страшного врага можно победить лишь всем вместе. Время кричать, время трубить, время писать и говорить. Пока не очень получается, и мы несём потери, и учиться приходится на ходу – но и ведь и им тогда пришлось. И вслед за страшным сорок первым однажды пришел победный сорок пятый.

Я верю – мы тоже можем, ведь мы с ними одной крови, и они с нами. Мой дед, умерший много лет назад, сейчас здесь, со мной, стоит за спиной, положив руку на плечо. Я не вижу его, но ясно чувствую. Он не позволит мне отступить, тем более, что отступать-то уже почти и некуда. Час решающей битвы, час нашего Сталинграда близок. И если мы сможем быть такими же стойкими, бесстрашными, решительными, как они, наши деды – придёт день и час, когда и мы сможем взметнуть в небеса над миром, которому больше не будет грозить чудовище небытия, наше красное знамя Победы. ἐν τούτῳ νίκα!


  • 1
Сильно и хорошо написано! )

Каким путём планируете побеждать: радикально- как на Украине или эволюционно- как Путин предлагает?

Вот уж избави бог от "как на Украине"! Но тут надо иметь в виду, что "оранжевая революция" относится к просто революции как канализация к каналу. Вроде бы что-то общее есть, но при этом первое так смердит...

Что касается эволюционного пути. Эволюция процесс сложный, и его течение не монотонно: сперва плавное накопление количественных изменений, а потом - резкий скачок качества. Можно сказать, что эволюция свершается через революции, поэтому их противопоставление не имеет смысла.

В общем, ответ на ваш вопрос - ни то, ни другое. Вообще, когда предоставляется выбор всего лишь из двух возможных альтернатив - это верный признак того, что имеет место скрытая манипуляция: вариантов всегда намного больше. Такая постановка вопроса - что-то из серии "Вы хотите утонуть или повеситься?" Как нормальный человек на такой вопрос ответит?

Понятно. предлагает собраться в одно место всем борцунам против всего плохого за всё хорошее. Без дальнейшего видения развития ситуации и последствий вашей всеобщей борьбы ,без Генерального Плана Развития.
Извините- это Майдан.

Ну "в одно место" - это вы меня зачем-то посылаете, а я там неоднократно бывал и обратно не стремлюсь. Не говоря уж о "всех борцунах за всё хорошее" и прочих ваших измышлизмах. И не все нужны, и бороться предлагается отнюдь не за "всё хорошее".

И уж тем более никто не предлагает свергать существующую власть силой. Она и сама, двигаясь по нынешней траектории, отлично с этим делом справится. Наоборот, наше дело по возможности оттягивать этот момент и копить силы, чтобы в случае необходимости не дать кануть стране в небытие.

А планы... они, конечно, нужны, да вот беда - разработанные в моменты исторической "турбулентности" планы редко выдерживают соприкосновение с реальностью. Вряд ли большевики в 1914 году НЭП планировали... Так что сейчас возможно либо построение оторванных от реальности "воздушных замков", либо план в самом общем виде, который будет уточняться и видоизменяться в соответствии с обстановкой.

Я вообще не совсем понял - судя по вашему блогу, вы член СВ или хотя бы сочувствующий, так что вам всё вышесказанное должно и так быть известно.

Большевики в 1914 году планировали государственный капитализм.

Ну не совсем так - они вообще тогда думали, что им до взятия власти и соответственно возможности как-то свои планы в жизнь воплощать еще как до Луны пешком. Что, кстати, тоже отлично демонстрирует ограниченность возможностей стратегического планирования в бифуркационных точках Истории. Никто не говорит, что его быть не должно - должно, но вот эту ограниченность надо понимать.

Да- я сочувствующий СВ.Кургинян- очень сильный историк и прекрасный оратор.я уважаю его.

Видите ли- размышления многих заинтересованных про "траекторию падения рыжыма" я читаю все 7 лет- что имею выход в интернет.а рыжым - словно в насмешку- только увеличивает процент поддерживающих его людей.

И что? На Украине весной-летом тоже ого-го какая поддержка была. У нас Ельцина когда-то народ поддерживал, и даже Горбачёва... Поддержка - дело недолговечное, как только уровень жизни начинает падать - она улетучивается очень быстро. В 90-е мы в пропасть летели почти отвесно, в нулевые, при Путине - начали в эту самую пропасть всего лишь сползать. Доставшееся нам советское наследство было очень велико, его надолго хватило, но теперь оно кончается. Своего мы за эти годы не построили: одни увлечённо пилили фабрики-заводы-электростанции и прочее, что было "вкусного", другие равнодушно на это взирали.

Теперь пришла пора строить, но вот вопрос - кто строить-то будет? И ради чего? Образования - нет, науки - нет, последние квалифицированные кадры доживают свой век, не подготовив смены... А главное - нет мечты и надежды. Нет будущего. И не может быть при капитализме, тем более таком, криминальном по сути, ничего не способном создать. Вы верите, что "рыжым" добровольно сменит экономический строй? Откажется от либеральной догматики? Я вот что-то не очень. Перед носом маячит пушистый северный зверёк, а мы слышим всё те же мантры о "священной частной собственности".

Сейчас мы, де факто, ввязались в войну. Пока только экономическую. Выбора в общем-то и не было, не мы её начали, но факт в том, что страна к ней не готова. Всё так же, как сто лет назад... Это сейчас у нас подъём истерического патриотизма и всплеск дутого энтузиазма, а что будет весной? А через год? Это же не сорок первый, когда людям было за что воевать и за что умирать. Это - именно четырнадцатый, и будет, как тогда: одним - лишения и смерть, другим - хруст французской булки. А к чему это ведёт, история уже один раз показала. Видно, урок некоторым впрок не пошёл.

И еще не известно, придёт ли за Февралём, который будет обязательно, Октябрь. Придётся постараться, чтоб пришёл, иначе - всё, приплыли, на этот раз уже окончательно,и всё было зря - вся кровь, весь труд дедов и прадедов, и всех, кто создавал и берёг страну до них...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account