Верую величию сердца человечьего

Previous Entry Share Next Entry
О националистах и интернационалистах.
alexander_gorn

Прочёл у товарища пост о диалоге коммунистов и русских националистов и задумался: как так получается, что люди, формально придерживающиеся одних взглядов и называющие себя одинаково «русскими националистами», на практике оказываются таким разными и в столь разной степени способными к этому диалогу? Ну в самом деле: один кричит о Перуне и «жидохристанах», другой – об исконном русском православии и «безбожных большевиках», одному царя-батюшку подавай, другого вполне устраивает современная Российская Федерация, один желает чуть ли не в границах Московской области «этнически чистой России без инородцев»,  другой мечтает об Империи от Северного Ледовитого океана до Индийского. И все они – «русские националисты». Так с кем же тут диалог вести? А секрет здесь в том, что все эти люди на самом деле придерживаются АБСОЛЮТНО РАЗНЫХ политических взглядов и имеют несовместимые друг с другом идеалы. Какие? Попробуем разобраться.

Для начала – немного теории. Общество в своём развитии, как известно, проходит ряд этапов. По Марксу это общественно-экономические формации: – первобытно-общинный строй, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и социалистический. По Веберу капитализму соответствует Модерн, рабовладению и феодализму – Премодерн, а социализм ничему не соответствует, потому как его для Вебера как бы и нету вовсе. Как бы то ни было, с этими этапами развития общества соотносятся этапы этногенеза, каждый из которых имеет свои собственные основания для формирования этнической общности. Именно поэтому вы нигде не найдёте чёткого определения, что такое «этнос»: суть всех определений – это группа людей, которые решили, что они чем-то отличаются от всех других людей. И вот это «что-то» и есть то самое, что определяет различия между видами так называемого национализма, большая часть из которых не имеет собственно к национализму никакого отношения. Так что же это за этапы?

Самый ранний этап – родоплеменной. Вообще говоря, род и племя – это тоже разные сущности, об этом много и интересно написано у Энгельса в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства», но упрощённо из можно объединить и соотнести с первобытно-общинным строем, то бишь доклассовым обществом. На этом этапе главную роль играет кровная связь, единство происхождения, действительное (на раннем, родовом этапе) или мифическое (на этапе племени). Собственно, в русском языке это видно даже из самого слова «родственники», то бишь люди, принадлежащие к одному роду.

Следующий этап – появление народности/народа (опять-таки, не совсем равнозначные понятия, которые всё же можно условно объединить). Здесь решающую роль играет уже не происхождение, а религия: в возникновении, например, древнерусской народности из разных там полян с кривичами – православие. Большое, хотя и второстепенное значение имеет также политическое единство, чаще всего понимаемое как власть монарха, легитимированная этой религией. То есть, в принципе, формула «православие-самодержавие-народность» для этого этапа вполне логична и исторически верна. Соответствует этот этап с рабовладению и феодализму, то есть Премодерну. На этом этапе возникают классовое общество и государство.

Затем идёт собственно нация. Нация – целиком и полностью порождение проекта Модерн, или, если угодно, капитализма. Причём это, в какой-то мере, искусственная конструкция: народ порождает государство, но именно государство в целях продолжения своего существования создаёт нацию. А необходимость такая возникает в той связи, что религия как способ легитимации утрачивает своё значение, и её в этом качестве заменяет, собственно, национализм. Для России тут стоит отметить тот факт, что полноценного капитализма у нас никогда не было, следовательно, нет и такой общности, как «русская нация». Русский народ есть, а русской нации – нет. То же самое касается и остальных народов, проживающих на территории бывшего СССР.

Ну и, наконец, «новая историческая общность людей», она же «многонациональный советский народ» – первая и единственная этническая общность, соответствующая социализму. Объединяющий фактор и способ легитимации  – идеология, в нашем случае, коммунистическая. Кстати, термин «многонациональный советский народ» очевидным образом неверен: и не народ, а что-то новое – «постнация», если хотите, и не «многонациональный», поскольку состоит не из наций, а скорее уж «многонародный». Приписываемая этой общности «искусственность» ничуть не больше искусственности нации: в случае нации политический субъект(государство) создает «под себя» этническую общность, в случае советского народа – идеологический (партия).

Вернёмся теперь к нашим... партнёрам по диалогу, то есть русским националистам. Четверть века общественного регресса в России (и постсоветских республиках) не могли не сказаться на мозгах наших соотечественников в виде регресса индивидуального, психического. соответственно, глубина индивидуального регресса определяет и «любимую мозоль», то есть вид национализма.

Кто такие есть всяческие «родноверы»-неоязычники, любители «родовых усадеб» и «звенящих кедров»? Кто есть наши соседи – «древние укры»? Да попросту граждане, «провалившиеся» в регресс глубже остальных – аж до первобытно-общинного строя. Кстати говоря, они не просто производят впечатление психически ненормальных – они и есть психически ненормальные, ибо с точки зрения психоанализа психоз есть индивидуальный психический регресс до ранних этапов формирования личности, а этапы формирования личности и общества неразрывно связаны между собой. Фашизм, кстати, апеллирует именно к этому этапу, отсюда и попытки Розенберга опереться на миф, и остервенелая ненависть к «инородцам», то есть людям «другого рода», другого происхождения. Государство для этих граждан никакой ценности не представляет, «чистота расы» куда важнее – поэтому из них получаются идеальные пособники врагов этого государства, «националисты-уменьшители».

Есть те, кто в своём регрессе пошёл не так далеко – всего лишь до феодализма. Это современные «белогвардейцы»-монархисты, а также определённая категория православных. Тут надо обратить внимание на то, что монархию эти личности предлагают восстанавливать не символическую, а вполне реальную, абсолютную, то есть то самое самодержавие. И ссылаются они при этом именно на религиозную легитимацию: «помазанник Божий» и так далее. Тот факт, что в России вообще-то, кроме них, и мусульмане есть, и атеисты, их не волнует: в их «мы» такие сограждане просто не попадают, а следовательно, должны быть или подавлены, или вовсе уничтожены. Коммунистов и всё советское они люто ненавидят, тезиса о бесперспективности строить в XXI веке феодализм не принимают. Надо ли говорить, что для желающих устроить в России кровавую гражданскую войну эта категория «националистов» – просто подарок? Не зря же пытались «раскрутить» именно Гиркина...

Есть, правда, в очень малом количестве, у нас и настоящие националисты – апеллирующие именно что к нации, к политической гражданственности. То, что нации-то по факту нет, их не сильно смущает: пока есть государство, есть и возможность создания нации (неизвестно, правда, зачем: создавать нацию, чтобы сохранить госудаство, чтобы создать нацию... какая-то странная бесконечная рекурсия). При этом забавно, что как раз эти, подлинные националисты, себя националистами не называют, а называют они себя «консерваторами». И, несмотря на свою ничтожную численность, именно эта категория националистов сейчас находится в России у власти. Беда в том, что они вынужденно "смотрят на Запад": а где ещё можно увидеть удачные примеры создания наций?

И есть те, кто в существенной степени смог противостоять регрессу или преодолеть его – советские патриоты. Они тоже в чём-то «националисты», хотя и интернационалисты, только место несуществующей «нации» у них... точнее, у нас, занимает та самая, до сих пор реально существующая «новая историческая общность людей». Радует то, что таких людей уже сейчас много, и становится всё больше. А объединяющая идея, точнее, идеология, у нас всё та же: коммунистическая.

При это интересно вот что. Продуктивный диалог, по моему скромному опыту, возможен только между представителями видов национализма, занимающий «соседние позиции», с другими же – слишком велик ценностный и понятийный разрыв. Неоязычник может как-то договориться с монархистом, а консерватор – и с коммунистом, и с православным, но коммунист с фашистом не договорится никогда: нет никакого пространства для компромисса, ценности диаметрально противоположны. Из этого вытекает следующее: попытки содержательного диалога для нас возможны только с консерваторами, и только на почве противодействия первым двум категориям «националистов».

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Думается - ситуация несколько сложнее.

Во первых - соотнесение родоплеменного строя с первобытно-общинным всё-таки некорректно: при всей относительной малости произошедших изменений, они носят качественный характер.

Во вторых - в происхождении народа религия несомненно участвует, но, как мне кажется, только в комплексе с остальными государствообразующими факторами. И влияние её отнюдь не перевешивает уже действительно отчасти устаревших, но всё ещё действенных родовых (племенных и т.д.) соображений. А вот роль именно государства - будь то светского или с приоритетной религиозной направленностью - отображена, на мой взгляд, недостаточно, ибо именно эта форма позволила племенам переоформится в то, что мы сейчас называем народами или нациями. В подтверждение могу сослаться на немцев или французов, которые вопреки религиозным разногласиям всё-таки идентифицировали себя единой нацией, а как антипример - народы Европы или Ближнего Востока, где, не смотря на единую религию, образование неких суперэтносов так и не произошло. Впрочем, эти заключения носят не абсолютный характер, а только являются попыткой вычленить и сравнить влиятельность разных сил из весьма запутанного клубка реальности.

В третьих: если рассматривать мировую историю в наиболее общем ракурсе, то несложно заметить основную тенденцию к укрупнению социальных единиц, а наиболее вероятной перспективой будет являться общность интересов и слияние действительно в единую семью. Вероятнее всего, это не приведёт к полной ликвидации национальных особенностей (как до сих пор присутствуют - порой весьма влиятельные - остатки ещё и родоплеменных представлений, и расовые отличия и т.д.), но сфера их воздействия будет ограничена бытом, семьёй, клубами по интересам, словом будет иметь культурное, а не социальное или экономическое применение.
С другой стороны, помимо итогового объединяющего результата, жизненно важное значение имеет сам процесс такого объединения. "Разность людей от рождения огромна. Преодолеть ее, соединить всех, так же как и различие народов, можно только общим путем. Но надо смотреть, что за путь объединяет народ. Горе, если он не направлен к добру, и ещё хуже, если какой-нибудь народ считает себя превыше всех остальных, избранником богов, призванным владычествовать над другими. Такой народ заставит страдать другие и сам обречен на ещё худшие страдания, испытывая всеобщую ненависть и тратя все силы на достижение целей, ничтожных перед широтою жизни."
Таким образом, современная глобализация с одной стороны является закономерным отображением проявления основных исторических закономерностей - и в этом её несомненная прогрессивная сила, с другой - идёт по пути наименьшего сопротивления: воспользовавшись сложившейся коньюнктурой, пытается силовым способом (и экономическим, и пропагандистским, и прямым военным давлением) выдвинуть единственный социальный принцип в ущерб всем остальным с изначально заданным неравенством и расслоением (фактически - просто повторить авторитарную власть сильного племени над слабым, но уже во всепланетном масштабе) - т.е. является слабостью несомненного регресса. Фашизм (не как конкретное политическое течение, привязанное к определённым историческим реалиям, а общий принцип) - является максимальным проявлением этой формы.

Первобытно-общинный строй - это описание некой сущности преимущественно с социально-экономической точки зрения: общество без разделения труда и потому безклассовое. Род и племя - описание той же сущности с точки зрения этногенеза. Тут не может быть "качественных изменений", потому что это две не пересекающиеся линии.

Кроме того, Вы тоже смешиваете качественно разные понятия - "народ" и "нация", и поэтому путаетесь. На примере немцев: народы - это баварцы или пруссаки, а вот немцы - как раз уже нация.

Что касаемо будущего единого человечества, я этой формы вообще не касался, поскольку рассматривал только реально существующие на данный момент этнические общности, а не прогнозируемые.

Родо-племенной строй уже подразумевает начало дифференциации, так что изменение есть - неглубокое пока ещё, но принципиальное.

Соглашусь с вашим выводом, что "нация" - это более обобщающее понятие, нежели народ. Но, в принципе, оба определения достаточно искусственны - есть множество весьма близкородственных народов, так и не сложившихся в нации (и называемых так из-за отсутствия более подходящего термина), и наоборот - многонациональные образования, именуемые народами (например - советский, американский). В принципе же вопрос неоднозначен, крайне запутан (прежде всего самими этнографами и социологами), а терминология не устоялась и имеет скорее бытовой, нежели строгонаучный характер.

Будущего и я не касался, а писал только о вполне наличествующих и достаточно ясно проявленных уже имеющихся тенденциях.

Эти дополнения как-то противоречат выводам о том, что советский патриотизм и российский патриотизм объединяет только историко-географическая преемственность и недостаточность понятийного аппарата для описания внешне схожих, но структурно различных явлений? И о том, что всякая избранность (будь то по социальным, расовым, половым, национальным, государственным, образовательным, умственным, биологическим или иным другим показателям) для последовательного общества равенства априори противопоказана?
Иначе получится что-то вроде:
Вот и случилось, что открытия, сделанные лучшими умами Индии, оказались под спудом религиозных суеверий, никчемной обрядности, иногда служили случайным жуликам. В трудные часы вашей родины, а их было у многострадальных индийцев немало, эти знания были уделом крошечной кучки людей и не помогли Индии.
Едва профессор перевел эти слова Гирина, как с места поднялись три индийца, быстро заговорившие с Витарканандой.
- Мои друзья говорят, что это несостоятельное заявление. Мудрецы Индии, йоги и свами боролись за свободу и гибли наравне со всеми и впереди многих.
- Я говорю не об этом. Я слишком мало знаю, чтобы бросать такое обвинение индийцам, которых я глубоко уважаю как народ. Поймите, речь идет о том, что психологические достижения йогов и свами ни прежде, ни теперь не увеличили сил вашего народа на его пути к лучшей жизни. Умение сосредоточивать все силы ума и воли на любом предмете должно было бы оставить далеко позади европейских ученых сейчас, когда и вам стало очевидным, что без науки о природе, о материальном мире народ Индии не сможет идти наравне с другими. Однако именно сейчас мы видим, что откровения йогов не дали пользы этой науке. Их силы направились не на реальное преодоление вредного и злого, а на другие, для народа мнимые, препятствия.

Так и тут: разумеется, любой живущий в любой стране должен заниматься не только собственным благополучием, и не только абстрактным "светлым будущим", но и приносить конкретную пользу общему благу - и в этом он будет солидарен со ВСЕМИ согражданами (вне зависимости от разницы в политических, религиозных, философских или иных убеждениях). Но и терять конечную цель тоже не след, иначе все силы будут распылены на множество ежедневных треб, а их суммарная отдача в итоге окажется ничтожной.

Edited at 2015-12-06 11:54 am (UTC)

Не противоречит, но описание существующего и прогнозирование того, что будет - разные задачи.

Интернационализм поддерживает сам принцип объединения, но резко противостоит способу "избранности", которым этой цели предлагают добиться. Причём, если в плане противостояния всё достаточно чётко и последовательно, то картина будущего единства - наоборот - размыта и неконкретна, с весьма широким разбросом возможностей даже в достаточно близких течениях.
Для национализма современные государства (крайне недалеко ушедшие от национальных государств) - это крайняя точка укрупнения, и поэтому для него противником будет являться любая объединяющая их идея - будь то глобализация вообще, или экономические или военные союзы (они часто бывают вынуждены их принимать, но приоритет "собственных" интересов всегда непререкаем) - здесь важна именно отмечаемая в п.2 обязательная для наций государствообразующая взаимозависимость: государство их образовало - они его и поддерживают и максимально эффективно проявляются именно на этом уровне. В подходе же "избранности" для них нет ничего негативного, наоборот - он для них более чем естественен. И если у кого-нибудь из этих государств появится возможность расшириться, не изменяясь качественно, то оно легко это сделает, почему у любого национализма имеется постоянная опасность перерождения в фашизм: ему для этого даже не потребуется менять систему ценностей, а достаточно просто транслировать таковую "за границу" - сломав сопротивление другой "избранной" нации). Так что хотя национализм и являлся одно время даже прогрессивным фактором - объединяя разрозненные племена более общими интересами, сейчас его влияние - несомненная архаика, а более новые глобальные веяния во многом прямо наследуют самые негативные его составляющие.

Так что современным фашистским тенденциям и впрямь противостоят и интернационализм, и национализм, но делают это очень по-разному и исходя из совершенно противоположных идей. Соответственно "договариваться с националистами" (пусть даже как-то их рассортировав по степени агрессивности, или гражданственности, или ещё как) - дело крайне сомнительное. Хотя отрицать пользу ретроградного вроде-бы национализма в противодействии всепланетной олигархии (особенно сейчас, когда интернационализм в упадке) тоже никак нельзя. Но и оценка её будет что-то вроде: "зло поражает самоё себя".
Ну, и совсем уже вскользь (ибо иначе придётся писать слишком много) стоит заметить об опасности для коммунистического интернационализма принятия пусть даже в лёгкой форме национальных идей и их дериватов (государственной власти и государственных интересов) - именно тех, которые предлагаются как поле для возможного диалога. Тут надо сказать, что диалог вряд ли получится: для национализма - государство - основная цель и априорная ценность (как максимальное проявление возможностей нации), для коммунизма - промежуточный этап, вынужденная мера, которую требуется миновать как можно скорее; да и сходство этих образований только во внешности и названии, во всём же остальном - устройстве, целям, средствам - только отличия, причём: чем больше - тем лучше, так что диалог видится крайне непродолжительным и непродуктивным.

Взаимодействовал же как-то СССР с Англией и США в годы Великой Отечественной? Когда существует общая смертельная опасность, договариваться можно и нужно. Другое дело, что союз этот действительно может быть лишь временным, ситуационным. Но отвергать в минуту смертельной опасности даже и временный союз - непростительная глупость.

Что касается отношения к государству... Всё так, в классическом марксизме XIX века, да и для Ленина ДО Революции (а для Троцкого - до его смерти) это зло, инструмент подавления и не более того. При этом упускается из виду момент, что государство служит и для зашиты от внешней агрессии. Именно поэтому государство сохранялось в течение всех 70 лет Советской власти: от него не представляется возможным "избавиться" до тех пор, пока есть внешняя опасность. Но даже потом... Ленин в "Государстве и революции" подчёркивал, что отмирание государства должно быть естественным, постепенным, что этот процесс нельзя форсировать. Так что нет никакого "как можно скорее", а есть "тогда, когда это произойдёт само собой, когда бы это ни было".

Конечно же, "даже худой мир лучше доброй ссоры". Вопрос в том, что можно искать союзников для противодействия общей опасности - но тут важнее общность этих интересов, нежели схожесть политических или идеологических убеждений. А можно искать союзников для переделки собственного общественного устройства - здесь такие убеждения будут уже определяющи, а к обязательным компромиссам необходимо относиться с особой осторожностью.

На самом деле государство отнюдь не служит для защиты от внешней агрессии - оно эту агрессию как раз и производит самим своим существованием и устройством. Тут момент очень сложный и тонкий, но фактически вся наша история - это история государств и войн, которые сплелись в единый и неразрывный клубок. Войны стояли у истоков государства и порождались ими же, государства преобразовывались под влиянием войн, и постоянно находили новые причины и возможности воевать. Так же примерно естественный отбор и видообразование обязательны и взаимозначимы друг для друга в естественной истории.
Форсировать действительно не стоит, но дать объективную оценку любому государственному устройству (обычно затушёвываемому из патриотических, политических и иных соображений текущего момента) необходимо уже сейчас.


Edited at 2015-12-06 12:16 pm (UTC)

Любопытное наблюдение. Все конечно не так просто , но как одна из граней различия , вполне себе...

Возможно всего три пути:
- коммунизм;
- национализм;
- фашизм.
Не понимаю почему коммунисты спорят с русскими националистами, разные пути. Для Российской Федерации, как многонациональной страны возможно только коммунизм или фашизм.
Победить русский национализм может, но при условии тотального уничтожения всех других наций... русские люди миролюбивые, поэтому это вариант не проходит. Коммунизм себя дискредитировал...поэтому только фашизм - союз кого-то и во имя чего-то. Скорей это либо сионизм либо олигархат.... я вижу и то и другое в одном флаконе.
Русские понадобятся потом, когда кто-то допизди*а и нужна будет помощь...

А европейский путь демократии и гражданской нации даже не рассматриваете?

То о чём указал я выше имеет под собой серьёзный фундамент, который имеет своих основоположников заложившие основы в конце 19 и начала 20 века... кто, когда и где заложил то о чём говорите вы.... о Сократе с его демократией не надо, там всего-то на один абзац.... про гражданскую нацию я даже не упоминаю.
Сказанное выше - пути имеют свои свойства, одним из этих свойств является степень демократии, от просто её декларирования, до реальных фактов её проявления. Демократия это не путь, это "антураж" пути, каждому идущему свой.

Edited at 2015-12-06 03:48 pm (UTC)

Под каннибализмом тоже есть серьезный фундамент, я бы сказал, тысячелетний фундамент. То, что Вы перечислили - это вариант каннибализма - диктатура, трайбализм, насилие и полное отрицание сегодняшних достижений цивилизации. Если Вы не видите другого варианта будущего - мне Вас жаль. Но если Вы правы, и есть только Ваши варианты, то лучше всем сдохнуть в третьей глобальной войне. Потому что это - разные сорта говна.

В этом вся разница. Мне вас нисколько не жаль, мне плевать на ваше мнение, по тому или иному вопросу и глубоко на(с)рать на то что вы ответите в ответ. Это я перефразировал Вальтера.

Ясно. Но имейте ввиду, что Ваше мнение не является истиной и не разделяется значительной частью населения. И когда Вам расшибут голову или посадят, это будет всего лишь гигиеническим мероприятием.

"Для Российской Федерации, как многонациональной страны возможно только коммунизм или фашизм"

Это очень печально.... для Российской Федерации. Если Вы правы, то РФ не имеет права на существование.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Нда. Люди, не способные общаться без мата, обсуждают будущее России. Действительно, куда уж печальнее. Два последних комментария удаляю, если повторится - буду банить.

Все идеологии - это человеческие придумки. Нужно смотреть на базовые инстинкты самоорганизации человека, которые инспирируют в сознании всякие "измы". Часто бывает, что казалось бы разные идеологии инспирированы одним и тем же подсознательным мотивом, т.е. имеют один и тот же корень. Вот в этот корень и нужно смотреть.

В данном случае речь идёт об инстинкте защиты целостности общности. Все то многообразие национализмов, которое вы здесь привели раскладывается на два компонента. Первый: членом какой общности человек себя ощущает? Второй: - в каком направлении человек реализует свой инстинк. Либо это защита (мы называем это патриотизмом), либо экспансия. Единственное замечание к этому: подсознание способно создать видимый смысл, когда собственная экспансия видится как защита.

Если вместо нации здесь говорить об общности, частью которой человек себя ощущает и за целостность и процветание которой он борется с врагами, то кажущийся идеологический антагонизм лишь обозначает, что люди просто принадлежат к другой стае, а поведение каждой из враждебных политических группировок инспирировано одними и теми же инстинктами самоорганизации.
Кургинян, например, советский человек и он воюет с украинством, бросающим вызов советской общности. Дугин готов "убивать, убивать, убивать" за то, что украинство бросает вызов империи, частью которой он себя ощущает, и за которую он сражается.

Фашизм утрированно - это обострённое чувство принадлежности к стае и готовность порвать чужаков. Ы этом плане Кургинян, напр. - советский фашист.

То есть, по-вашему, человек ничем не отличается от животных, и управляют им исключительно законы биологии? Точка зрения не нова, банальна, скучна, пошла и очевидным образом противоречит фактам.

Я уже отвечал не подобный вопрос, потому, с вашего позволения, процитирую.

"...Вы правильно пишете, что животные не бывают патриотами и фашистами. Это прерогатива человека, следствие наличия у него МОРАЛИ, в рамках которой и существуют эти определения.
Я пытаюсь обратить внимание на инстинкты, как раз потому, что суждения о событиях, как правило ( и даже не как правило, а всегда) разворачиваются в координатах мораль-материальный эгоизм. Т.е. все поясняется совестью/бессовестностью и жадностью. Я добавляю в эту систему координат дополнительный игнорируемый компонент ( дополнительное измерение). В такой расширенной системе координат события получают более простое представление ( легко поясняются)..."
Взято из полемики в этому посту: http://avsokolan.livejournal.com/5397.html

Другими словами, идеологии это не что угодно, что можно придумать из ничего, и навязать кому-то. Для актуальности и востребованности они должны вписываться как минимум в два ограничения. Первое - отвечать природным мотивам самоорганизации человека. Второе - давать реализуемый способ упорядочивания ( координации) социума.

Edited at 2015-12-06 06:43 pm (UTC)

По большому счету существует всего две группы идеологий и их комбинации. "Человек человеку враг" и "человек человеку друг". Но Советский фашист - это пять.

Edited at 2015-12-07 10:50 am (UTC)

А какие еще комбинации, кроме тех, что вы привели, возможны из "человек-человеку" и друг/враг?

Очевидно, что никаких. Определитесь для себя какая вам ближе и... стремитесь

Просто вы написали "и их комбинации", вот я и спросил.

Я с идеологиями не работаю, я, как говорят программисты, работаю с протоколом более низкого уровня: с подсознательными мотивами самоорганизации. Так вот, эти мотивы чаще всего порождают такую комбинацию: "человек человеку друг, а кто с эти не согласен мы порвём"

Зачем же рвать. Аккуратно изжить эту идеологию - вот вам и всемирный коммунизм)

Забыли указать еще одну сторону, против которой собственно и следует дружить - либероидный постмодернизм. Именно он сейчас крушит и национальные государства и все что называлось консерватизмом (традиция, семья и т.д.)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account