alexander_gorn (alexander_gorn) wrote,
alexander_gorn
alexander_gorn

Categories:

Психологические корни фашизма: нарциссизм (часть 2).



Итак, продолжаю пост о нарциссизме как об одном из психологических корней фашизма. В прошлый раз мы остановились на том, что кроме нарциссизма индивидуального существует ещё и нарциссизм групповой, при котором нарциссическое самолюбование переносится на более или менее широкую группу, к которой принадлежит человек: семью, клан, племя, нацию, расу… Впрочем, ассортимент этих групп куда шире – таковой могут стать и болельщики определённой футбольной команды, и верующие какой-либо религии (тем более – секты), и приверженцы определённого мировоззрения.

При этом в определённой степени этот нарциссизм, как и нарциссизм индивидуальный, имеет вполне здоровый характер и выполняет необходимые для существования группы функции. Дадим опять слово Эриху Фромму: «С точки зрения любой организованной группы, которая хочет продолжать своё существование, необходимо, чтобы группа получала нарциссическую энергию от своих членов. Дальнейшее существование группы в известной степени зависит от того, воспринимается ли она членами группы столь же серьёзно, как собственная жизнь, или даже ещё серьёзнее, и, кроме того, от их веры если и не в превосходство над другими, то по крайней мере в свою правоту. Без этих нарциссических составляющих вряд ли существовала бы в группе необходимая для её функционирования энергия, особенно в тех случаях, когда требуются жертвы». Проще говоря, будучи русским (или, скажем, испанцем), вполне нормально и не патологично само по себе любить русский (или испанский, опять же) народ – если бы этой любви не было, то не было бы и народа как такового. Даже наоборот, болезненна скорее ненависть к собственному народу, поскольку она автоматически означает и ненависть к самому себе, что является уже проявлением другой патологии, которую Фромм называет некрофилической ориентацией характера и о которой мы поговорим в одном из следующих постов.

Чем же доброкачественная форма группового нарциссизма, направленная на продолжение существования группы и её развитие, отличается от в злокачественной, деструктивной как по отношению к окружающему миру, так и к самой группе? Вот что пишет об этом Фромм: «Если целью группового нарциссизма является некое достижение, то разворачивается тот же диалектический процесс, о котором мы уже говорили. Потребность осуществить созидательное действие неизбежно заставляет выйти за пределы узкого круга группового солипсизма. Если же объектом группового нарциссизма является сама группа в её сложившейся форме, если речь идёт только о её блеске и славе, о её прежних достижениях и физической конституции её членов, вышеупомянутые противоположные тенденции не будут развиваться и будут постоянно возрастать нарциссическое ориентирование и вытекающие из него последствия».

Опять же, обратите внимание на тезис, который я выделил жирным шрифтом. Попробую пояснить его примером. Если, допустим, некто, будучи русским, утверждает, что русский народ и Россия как государство в силу своего уникального исторического опыта (а исторический опыт любого народа по определению уникален) обладает некими культурными, историческими, антропологическими и так далее наработками, которые могут помочь в решении стоящих перед всем человечеством проблем, и призывает эти наработки развивать, совершенствовать, превращать в готовые решения и предлагать человечеству, что и будет являться подтверждением величия России и русского народа – он ставит целью именно созидательное действие. Совершая это действие, группа (то есть русский народ или некоторая его часть) будет развиваться, расти интеллектуально и духовно, глубже познавать окружающий мир, в том числе и другие народы, и таким образом перерастать и преодолевать собственный групповой нарциссизм.

С другой стороны, если некто утверждает, что Россия и русский народ ценны и велики априори, сами по себе, или в силу того, что они являются наследниками славных побед и достижений СССР, или Российской Империи, или Московского царства, и так далее – он этим утверждением не ставит перед группой никакой цели: зачем что-то ещё делать, если мы уже и так великие до невозможности? Можно тихо деградировать, наслаждаясь при этом собственным величием. И, разумеется, тут всегда есть недосказанный подтекст: «а лично я велик уже постольку, поскольку отношусь к этой великой общности, вне связи с моими личными достижениями или отсутствием таковых». Более того, для злокачественного группового нарциссизма не обязательно даже наличие действительных достоинств или достижений группы – их вполне заменяют выдуманные, потому что нарциссическое сознание ради удовлетворения своего нарциссизма готово ухватиться за любую соломинку. «Великие древние укры – погонщики динозавров» – типичный пример таких мифических псевдодостижений.

При каких условиях доброкачественный групповой нарциссизм (который применительно к политическим реалиям мы можем условно отождествить со здоровым национализмом и патриотизмом) переходит в злокачественный (который мы с теми же оговорками можем связать с фашизмом)? И вновь лучше самого Фромма здесь не скажешь: «Общество, не располагающее средствами обеспечения большинства или значительной части своих членов, если оно не хочет вызвать среди них недовольства, должно содействовать достижению этими людьми удовлетворения нарциссизма злокачественного типа. Для людей, бедных в хозяйственном и культурном отношении, нарциссическая гордость принадлежности к группе является единственным и зачастую очень действенным источником удовлетворения. Именно потому, что жизнь "неинтересна" для них и не предоставляет им возможность развивать свои интересы, в их среде может развиться экстремальная форма нарциссизма. В качестве примера этого явления в новое время можно привести существование расового нарциссизма в "третьем рейхе", а также его наличие в южных штатах США в наши дни. В обоих случаях мелкая буржуазия была и остаётся рассадником чувства собственной принадлежности к превосходящей расе. Этот отсталый – как в Германии, так и в южных штатах США, – обдёленный в экономическом и культурном отношении класс, без обоснованной надежды на изменение своей ситуации, знает только одно удовлетворение: непомерно раздутое представление о самом себе как о самой значительной группе в мире, которая чувствует своё превосходство над другими расовыми группами, считающимися неполноценными. Член подобной группы чувствует примерно следующее: «Даже если я беден и необразован, все же я представляю собой нечто важное, поскольку я принадлежу к самой замечательной группе в мире: «Я – белый». Или: «Я – ариец». Так и хочется дописать сюда «Я – украинец», правда? Посмотрите на выделенное – это же практически «попадание в десятку», точное описание современной Украины!

Кстати, из вышеизложенного вытекает, что при капиталистическом устройстве общества злокачественный групповой нарциссизм развивается закономерно и неизбежно. В самом деле, ведь основой основ капитализма является конкуренция, что подразумевает наличие «победителей» и «проигравших» в конкурентной борьбе – причём речь идёт как об индивидуальной, так и о групповой конкуренции. То есть «отсталые, обделённые в экономическом и культурном отношении» группы (нации, классы и так далее) «без обоснованной надежды на изменение своей ситуации» при капитализме, да и при любом другом общественном строе, основанном на эксплуатации, будут всегда. И всегда в этих группах будет развиваться злокачественный групповой нарциссизм: самый свежий пример из наших дней, чтобы не злоупотреблять украинской темой – возникновение ИГИЛ из хаоса, бедности и национально-религиозного унижения разгромленных американцами национальных государств Ближнего Востока.

То, о чём Фромм не говорит – это развитие группового нарциссизма у, напротив, привилегированных групп, классов и наций. Здесь его источником становится не бедность и унижение, а то, что антагонистическое сознание воспринимает как достижение: «выигрыш» в конкурентной гонке, возможность эксплуатировать другие группы подтверждает «особую ценность» привилегированной группы, её (и её членов) якобы исключительные, превосходные качества. И именно эти мифические качества (например, «американская исключительность») члены привилегированной группы приводят как аргумент для сохранения своего господствующего положения и используют для нарциссического самолюбования.

Так или иначе, независимо от происхождения, злокачественный нарциссизм является источником духовно-нравственной и психологической деградации личности и общества. Он по своей природе глубоко деструктивен, ведь, как я уже писал в первой части этого поста, нарциссизм приводит к неадекватной оценке реальности, лишает человека возможности любить и тем самым преодолевать ад отчуждения, делает его несчастным и одиноким, и в пределе своём приводит к полной потере чувства реальности, то есть к острому психозу. Есть ли возможность преодолеть негативные тенденции «соскальзывания» в злокачественный нарциссизм и последующего саморазрушения? Об этом мы поговорим в третьем, заключительном посте о нарциссизме, после чего перейдём к рассмотрению других психологических механизмов, лежащих в истоках человеческой деструктивности вообще и фашизма как крайнего её проявления в частности.


Tags: Эрих Фромм, гуманистический психоанализ, нарциссизм, фашизм
Subscribe

  • Вставай!

    Стихотворение написано в связи с резко активизровавшимся потоком фашистской пропаганды на Первом канале российского телевидения. Хотя прочие…

  • Психологические корни фашизма: нарциссизм (часть 1).

    Не так давно в комментариях к одному моему посту (а может, и не к моему – не помню точно) кто-то довольно заявил, что у фашизма, мол, есть…

  • Обречены ли мы на одиночество?

    Я не особый поклонник Игоря Губермана, но есть у него одно совершенно замечательное двустишие, которое может послужить отличным началом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments