?

Log in

No account? Create an account

Верую величию сердца человечьего

Previous Entry Share Flag Next Entry
Наша весна.
alexander_gorn


Одним чудесным майским утром 2061 года я стоял на открытой веранде и наслаждался звучанием радостного птичьего гимна весне. Вдруг я ощутил, что позади меня кто-то есть. Я улыбнулся. Внучка… вечно она пытается подкрасться ко мне незаметно, это у нас игра такая. Конечно, за недолгие четырнадцать лет её жизни ей это ни разу ещё не удалось, но попыток она не прекращает. Вот ведь упорная девчонка!

– Так-так-так, и кто это у нас тут крадётся? – весело задал я риторический вопрос, поворачиваясь. – А, так это моя упрямая, но громкая внученька? Здравствуй, здравствуй!

– Привет, деда! – вздохнула она, но тут же пожала плечами и улыбнулась. А улыбка-то у неё бабушкина, невероятная и ослепительная, и вообще так похожа, что сердце замирает. – Слушай, у меня к тебе вопрос. Мы тут по истории сегодня проходили конец прошлого и начало нынешнего века, и учительница сказала одну очень странную вещь. Я долго думала, и всё равно не поняла, поэтому решила у тебя спросить. Можно, конечно, и у бабушки было, но ты лучше объясняешь…

– Ты не подлизывайся, а спрашивай, – прервал её я. – Что такого странного учительница сказала?

– Я и не подлизываюсь, я правду говорю! – возмутилась девочка, но тут же успокоилась. – А сказала она, что в то время почти все чувствовали себя одинокими. Я не понимаю – как это так? Вокруг же люди были! Я понимаю, где-нибудь в дальнем космосе, если один останешься. Но как можно быть среди людей быть одиноким? Ерунда какая-то!

– Да нет, не ерунда, – вздохнул я. – Так всё и было. Вам теперь, когда человек человеку и в самом деле – друг, товарищ и брат, это действительно сложно понять. Попробую объяснить, а ты слушай внимательно и, если что будет непонятно, сразу же спрашивай. Так вот… Ты, наверное, знаешь, что в то время материальные блага и производились, и распределялись иначе, чем сейчас?

– Само собой, мы это проходили! Капитализм называлось! – фыркнула она. – Ты, деда, не думай, что я совсем уж маленькая и таких элементарных вещей не знаю!

– Так вот, – невозмутимо продолжил я. – Перехожу к тому, что вы, скорее всего, пока что не проходили. На самом деле разница между капитализмом и коммунизмом не только в способе производства. Скорее уж способ производства – это следствие. А глубинная разница заключается в подходе к тому, что такое человек.

– Как это? – удивилась моя внучка. – Это же и так понятно, человек – это… человек! Вершина эволюции, хозяин и хранитель Земли, а скоро ещё и Марса будет! Какие тут могут быть ещё подходы?

– Разные, – вздохнул я. – Дело тут в том, что во всяком человеке есть и хорошее, и плохое. То, что делает его человеком, и то, что он вынес из животного царства и что тянет его назад, к животному. Так вот мы с тобой, как и почти всё нынешнее человечество, считаем, что можем развить в себе хорошее, а плохое задвинуть подальше, а лучше вообще от него избавиться. И не только считаем, но и живём так, правильно?

– Конечно! Но это же всем понятно? Неужели кто-то не так думает?

– Теперь, конечно, таких почти нет, – признал я. – А вот тогда многие считали, что зло в человеке вовсе неистребимо, и всё, что можно сделать – это заставить его работать на благо прогресса. Всё самое тёмное в человеке – жадность, нечестность, эгоизм… По сути, капитализм так и задумывался – как война всех против всех. Конкуренция это называлось. Предполагалось, что из этого должно родиться некое благо. Но подумай, если ты воюешь против всех остальных людей, а они воюют против тебя – значит, они твои враги?

– Что, вот прямо все-все люди – враги? – с ужасом переспросила девочка.

– Вижу, ты начинаешь понимать, – печально улыбнулся я. – Потому и были мы так одиноки, каждый из нас, что считали себя окружёнными врагами, или, как минимум, соперниками в борьбе за некие блага. Материальные, преимущественно. А система была устроена так, что именно материальные блага мы считали самыми нужными для себя – нам же твердили об этом с утра до ночи, попробуй, не поверь… Вот и гонялись всю жизнь за вещами, а сама жизнь, всё, что важно в ней  – дружба, любовь, дело, долг, – проходили мимо нас. Хуже того – мы начали относиться как в вещам и к тому, что вещами не является и быть ими не может. Даже друг к другу…

– А как же первый СССР? – задал мне каверзный вопрос внучка. – Там разве тоже так было?

– Сначала – нет, – задумчиво ответил я. – Было время, когда в нём верили в то же, во что верим сегодня мы. Верили в человека. И те годы были временем настоящего взлёта страны, которую я по-прежнему считаю своей Родиной. Но старое не уходит так просто. Была война, и слишком многие, лучшие из живших тогда, погибли на ней. А те, кто выжил… что-то в них надломилось. Ушла та самая чистая, яростная вера в человека, которая двигала ими прежде. Их дети были уже другими – они вновь стали ставить во главу угла материальное. Как будто счастье – это съесть побольше колбасы или получить отдельную квартиру… После этого крах был лишь вопросом времени. И мы, дети их детей, внуки победителей, оказались побеждёнными. Без Родины, без веры, без надежды, без любви – запредельно разобщённые и оттого беспредельно одинокие. Потерявшие всё, и даже самих себя.

– И… ты тоже?

– И я. Долгие годы… с тех самых пор, как кончилось моё детство, почти четверть века, я жил именно так. Если, конечно, это можно назвать жизнью.

– Деда… а на что похоже одиночество? – спросила меня девочка.

– Представь, что ты висишь одна во тьме, посреди лёдяной пустоты, – ответил я ей. – Холод со всех сторон, и холод внутри тебя. Это невыносимо, но это длится, и длится, и длится – кажется, уже целую вечность. Ты хочешь закричать, но даже этого ты не можешь. И ты с ужасом понимаешь, что это никогда не кончится, что всегда будет только это – холод и тьма, что нет и не может быть ничего, кроме этого… И даже тебя самого – тоже нет.

– Это ужасно! – воскликнула она и крепко обняла меня, чуть  слышно всхлипывая.

– Девятый десяток лет разменял, а ума как не было, так и нет! – сердито сказали от двери. – Напугал ребёнка!

– Привет, ба! – оторвалась от меня внучка. – И ничего я не испугалась, а просто мне вас жалко стало – и деда, и тебя, и вообще всех… А с тобой тоже так было?

– Примерно так, – кивнула, подходя ближе, любовь всей моей жизни. – Только я была немного моложе и воспринимала всё с некоторой долей свойственного молодости оптимизма, не столь трагично.

– А как же вы тогда… ну… как стало так, как сейчас?

– Как? – задумался я. – Просто… знаешь, однажды мы поняли, что так дальше жить невозможно. Что если это продолжится – то всех нас, всё человечество, ждёт или скорый и ужасный конец, или бесконечный ужас. Мы начали искать друг друга – тех, кто думал так же. Мы вновь учились доверять друг другу, делать одно дело, быть единым целым… Получалось, правду сказать, поначалу плохо – слишком многое было утеряно, забыто. Но что-то всё же получалось, и мы вспоминали понемногу. А потом я встретил твою бабушку, и для нас с ней всё сразу стало легко и ясно.

Я замолк, вспоминая то далёкий летний день, когда жизнь моя бесповоротно изменилась раз и навсегда. И я знал, что та, кто была рядом со мной все эти годы, сейчас думает о том же. И что она знает о том, что я это знаю… Мы переглянулись и улыбнулись друг другу.

– Что ясно-то стало? – прервала наши воспоминания маленькая непоседа.

– Что в основе всего – любовь, – ответил ей я. – Вот смотри – я тебе описал, как мне было когда-то плохо, и ты заплакала. А почему? Ведь это мне было плохо, не тебе.

– Ну и что? – удивлённо посмотрела на меня девочка. – Ты ведь мой дедушка, и я тебя люблю. Какая разница, кому из нас плохо?

– Вот именно, – кивнул я. – Это и есть любовь – когда ты уже не только ты, а немного ещё и кто-то другой – тот, кого ты любишь. Когда тебе больно оттого, что больно другому человеку, и хорошо оттого, что хорошо ему. И это единственный способ стать по-настоящему единым с кем-то – полюбить его. Для начала – хотя бы одного человека, потом – немногих, тех, кто рядом с тобой и кого ты зовёшь товарищами, потом – многих: свой народ, ну а после – всё человечество. И когда ты становишься с людьми единым целым – «твоё» и «моё» исчезает само собой. Остаётся только «наше»: наша жизнь, наше дело, наша планета, наша судьба и наше предназначение… Только тогда ты можешь обрести самого себя, стать цельным, настоящим человеком. И всё, что казалось непреодолимыми преградами, каменными стенами, вдруг превращается в мыльные пузыри – дунь, и нет их, и неприступные прежде горы становятся пологими холмиками, и даже сама смерть не смеет протянуть к нам руку. Так было и с нами – нам нужно было лишь объединиться по-настоящему, победить в самих себе неверие, эгоизм, лень – и всё стало возможным. Возможен стал этот прекрасный и удивительный мир, который мы создали и в котором тебе, да и нам тоже, выпало счастье жить.

– Только никогда не забывай, – добавила моя жена, – что мир этот дан тебе не просто так. Он прекрасен, но ты в нём для того, чтобы сделать его ещё лучше. И… не забывай, что то тёмное, что есть каждом в человеке, и в тебе тоже – оно не исчезло до конца. Что если ты не будешь сражаться со злом в себе и в других, каждый день, каждую секунду – однажды оно может снова одержать верх. Тогда в мир вернётся одиночество, а любовь вновь покинет его, и оживут все ужасы прошлого…

– Никогда! – юный голосок прозвенел в весеннем воздухе, словно звук горна, зовущего на битву. – Я… Мы никогда не допустим такого! Обещаю вам – этого не будет! Не будет!

А вокруг пели птицы и цвела весна – весна, которую мы так долго ждали во мраке и холоде зимы, которую приближали как могли, всеми своими делами и самой своей жизнью, весна для каждого, в которой никто не был одинок. Наша весна – весна человечества…




  • 1
И кто это написал ?

Странный вопрос. Если я размещаю в себя в ЖЖ рассказы и стихи и не указываю автора, то вполне очевидно, что их автор - я сам, не так ли? Этот рассказ, в частности, написан для конкурса "Светлое завтра": http://samlib.ru/s/swetloe_b/

Великолепно. Большое спасибо.

А вот это описание - "Представь, что ты висишь одна во тьме, посреди лёдяной пустоты, – ответил я ей. – Холод со всех сторон, и холод внутри тебя. Это невыносимо, но это длится, и длится, и длится – кажется, уже целую вечность. Ты хочешь закричать, но даже этого ты не можешь. И ты с ужасом понимаешь, что это никогда не кончится, что всегда будет только это – холод и тьма, что нет и не может быть ничего, кроме этого… И даже тебя самого – тоже нет." - есть самое правильное описание христианского ада (если таковой существует).

Вновь и вновь прихожу к мысли, что единственно спасительным для человека и человечества может быть христианский коммунизм. Существует такое название?

Спасибо Вам еще раз.

Пожалуйста. )))

Что касается "христианского коммунизма"... Есть, например, в Латинской Америке такая теологическая доктрина - "теология освобождения". Её сторонником был, в частности, Уго Чавес. Поищите в интернете, материалов по теологии освобождения много - в основном, правда, они на испанском, но есть и переводы и на русский, и на английский.

И что-то в этом духе, кажется, рождается сейчас у нас, в России - во всяком случае, налицо стремление к сближению с одной стороны, здоровой части РПЦ, а с другой - подлинно, а не "декоративно", коммунистических деятелей и движений. Только этому процессу очень активно мешают, так что успеет ли такое сближение оформиться в некую единую доктрину и стать реальной силой - вопрос открытый. Делаем для этого всё, что можем, но есть ведь и те, кто действует в прямо противоположном направлении. Так что получится ли - вопрос открытый...

Спасибо за ответ. Я никогда не слыхал о "теологии освобождения", теперь посмотрю.
Что касается "успеем ли" соединить христианство с коммунизмом - знаете, я все же православный христианин и не только понимаю, но и вижу все признаки наступления системы (христианину положено сказать "царства") антихриста. И, согласно христианским воззрениям, это кратковременное погружение человечества в настоящий уже сатанизм должно иметь место, но должен быть и выход из этого состояния. Выход куда? Вот здесь, наверное, самый серьезный момент при попытках соединения коммунистической идеологии и христианства. То есть, опять-таки вопрос о смысле нашего бытия, его метафизическом аспекте и о целеполагании. Честно сказать, я все же не очень представляю себе соединение подлинного учения Христа и тех коммунистических идеалов, которые я сам сегодня считаю прекрасными и подлинно человеческими. Просто, Вы сами понимаете, есть одно НО и оно (это НО) состоит в том, что коммунизм (и Вы об этом всегда прекрасно пишете) направлен на исследование и преобразование этого мира во благо всем людям - жившим, живущим и еще только готовящимся прийти сюда. Направлен на воспитание по-настоящему хорошего человека, живущего не ради своего кармана или желудка или страстей, но ради раскрытия в себе и других подлинно человеческих качеств, ради творчества, взаимопомощи и любви. Все это прекрасно. Но Христос приходил на землю все же не ради этого, как мне представляется. Может быть, я ошибаюсь, но в эту минуту могу говорить лишь то, что думаю, вижу и чувствую. А вижу я это так, что пришел Он призвать нас всех в мир иной, называемый "загробным" лишь по неспособности человека воспринимать одновременно две стороны бытия - божественную и человеческую. На самом деле Он хотел показать нам всем мир духа, живущий по совсем иным законам и наполняющий жизнь человека совсем иным смыслом. Кто верит в трансцендентное - согласится, думаю, с этим.
Я даже написал как-то для себя самого небольшую заметку под условным названием "Почему подлинное христианство невозможно в этом мире". Если разовью мысли в ней содержащиеся, может помещу и в сети.
Одним словом, сомнения у меня есть. Но это не значит, что они должны стать преградой к совместному поиску выхода из нынешнего трудного положения со всеми, кто этого желает.

Вот в том-то и состоит ваша ошибка, что вы считаете, что есть некий "иной" мир,"духовный" мир, в котором, дескать, всё лучше, чем в этом. Разве где-то в Библии говорится, что миров несколько? Нет. Мир един, просто он очень сложен, и нам пока открыта лишь небольшая его часть. Но в нём всё взаимосвязано, и если мы позволяем злу торжествовать даже и в этой небольшой части - мы тем самым наносим ущерб всему Творению, целиком. Это как с человеческим организмом: разве можно сказать, что вот де-мозг важен, а печень - не очень? Уверяю вас, гений точно так же умирает от цирроза, как и дебил.

И поэтому смысл в борьбе со злом есть всегда и везде. Нельзя ему потворствовать, нельзя сдаваться: нет никаких "запасных аэродромов" и "миров духа", есть только Бытие и... и Небытие. И битва между ними. Как пел Виктор Цой: "между землёй и небом - война"...

Кстати сказать, вот эти представления - что есть-де "грубый и отвратительный" тварный мир и "прекрасный мир духа", они очень близки к гностическим ересям. Только гностики идут дальше - они утверждают вдобавок, что если наш, физический мир плох, что если он есть "концентрационная Вселенная", то и тот, кто его сотворил - плох. И что для "освобождения" этот физический мир должен быть уничтожен. Отсюда и сатанизм берёт начало, и оккультный фашизм...

Словом, я бы вам очень сильно рекомендовал поговорить с грамотным православным священником, потому как вы опасно близки к тому, что называется "духовной прелестью". Только священник этот должен быть не из РПЦЗ, ибо из церкви РПЦЗ давно превратилась в филиал ЦРУ.

= вы считаете, что есть некий "иной" мир,"духовный" мир, в котором, дескать, всё лучше, чем в этом =
Нет, не так. Я не считаю, что "духовный" мир лучше, чем этот, ибо нельзя сравнивать реальный объект и его тень по шкале лучше-хуже. Если бы в нашем материальном мире все не подлежало тлению (раньше или позже, но - непременно), я готов бы был его признать пусть за "грубый и отвратительный" (как Вы пишете), но тем не менее равный в метафизическом смысле миру духа. Однако это не так.

= Разве где-то в Библии говорится, что миров несколько? =
"Царствие Мое не от мира сего".

= Мир един, просто он очень сложен, и нам пока открыта лишь небольшая его часть. =
Безусловно. Вселенная едина. Все, имеющее место быть, есть по необходимости часть ее.

= если мы позволяем злу торжествовать даже и в этой небольшой части - мы тем самым наносим ущерб всему Творению, целиком =
Конечно. Поэтому я и говорю, что коммунистическая идеология - самая человечная из всех идеологий. Лишь бы она смогла когда-нибудь стать практикой.

= нет никаких "запасных аэродромов" и "миров духа" =
Мир духа есть. А вот "запасных аэродромов" - Вы правы - нет. И знаете, почему? Потому, что если мы в этом мире не ведем себя, как люди, то и ни в каком ином мире нас ничего хорошего не ожидает. Ибо "Царствие Небесное внутрь вас есть". И еще - "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его". Думаю, это не может не указывать на то, что надеяться на "запасной аэродром" не следует. Даже если бы у кого-то такое желание и возникло.

По поводу гностиков и "плохого" творца этого мира - вопрос слишком обширный и сложный, чтобы я пытался в ограниченном по объему комментарии его решать. При наличии у Вас желания это можно будет обсудить отдельно.

Касательно моей "духовной прелести". Я Вам благодарен за предостережение. Даже, если этой "прелести" у меня и нет, все равно нужно всегда быть настороже и лишний раз себя перепроверять. И если есть - избавляться. Всегда стараюсь быть в этом отношении внимательным. Вам лишь одно по этому поводу скажу - при любых обстоятельствах пытаюсь быть до конца искренним перед другими и собой; и другое - чтобы исповедовать некую теорию или учение мне все же необходимо ощущать его истинность. Делать это только потому, что "так принято" или так сказал некий авторитет, тоже, конечно, можно, но ... все равно - не "по лекалу" ведь истину обретаем...
Помните, как Достоевский сказал? Примерно так: "если мне докажут математически, что Христос не истина, то я предпочту остаться не с истиной, а со Христом". Не потому ли, что сердцем ощущал, где Абсолютная и Вечная, а не относительная и временная истина? Мне это близко и понятно.

= из церкви РПЦЗ давно превратилась в филиал ЦРУ =
Я бы не взялся так утверждать, но общая логика мирового процесса говорит, что Запад будет стремиться использовать любую возможность для уничтожения России и Православия. Я, кстати, с РПЦЗ мало знаком. Долгое время находился в лоне Американской Православной Церкви, которая, конечно, во многом отдалилась от традиций Московского Патриархата и во многих случаях ближе к "клубу по интересам", чем к "Телу Христову". Но, опять-таки, кто я такой, чтобы судить других? Ведь я не знаю, что в душе каждого конкретного человека, приходящего в ту или иную церковь. Везде может быть горячая вера и везде может обитать теплохладность.






Edited at 2015-07-06 03:59 am (UTC)

Прошу прощения, но у меня важное дополнение к моему ответу. Это насчет РПЦЗ. Я совсем упустил из виду, что достаточно хорошо знаю одну из церквей Торонто, которая как раз принадлежит Русской Православной Церкви Заграницей. И ее настоятель - очень хороший человек и священник и подлинный патриот Русского Мира. Много делает ради отстаивания русской культуры и подлинно православной духовности. С начала нынешней катастрофы на Украине очень много усилий прикладывает для помощи нуждающимся и для защиты православия на Украине от его врагов. Так что один пример у меня есть и он не подтверждает Ваше мнение. Разумеется, я не могу с такой же уверенностью говорить про те церкви, которые не знаю. В целом же думаю, что в РПЦЗ наверняка есть много людей с очень разными политическими убеждениями. Как, кстати, и в любой другой церкви.
Предыдущий свой ответ только что немного подкорректировал - согласно этим моим словам.

Edited at 2015-07-06 04:00 am (UTC)

спасибо, очень понравилось.

  • 1